МнениеСтатьи

Нечестивый саммит

145Представления

Саммит «Группы двадцати» в австралийском Брисбене превзошел все ожидания. Нет, не по части «судьбоносных решений», о которых мы еще поговорим. В историю он войдет как коллективный сеанс политического стриптиза, осуществленный собирательным Западом под руководством Барака Обамы, весьма некстати «подстреленного» в канун форума американскими избирателями. Но, несмотря на это, гордо пытающегося изображать из себя не пресловутую «хромую кобылу» (или, по-американски, «утку»), а полноценного «альфа-самца», рявкающего, рычащего, подпрыгивающего, чтобы казаться выше и круче, и показывающего зубы, подобно главарю первобытного трайба (виноват, «лидеру цивилизованного мирового сообщества»).

А как вам, уважаемый читатель, бессмертная роль киплинговского Табаки, талантливо, можно сказать, блистательно исполненная «хозяином» саммита Тони Эбботом?

По-ханжески чопорный, двуличный и лицемерный Запад, строящий из себя мирового «законодателя мод» по части «цивилизованности» и «толерантности» во всех ее проявлениях — от запретов на распятия Спасителя в школах и превращения педерастии и однополых браков в публично демонстрируемую и поощряемую норму квази-“культурного” общежития до тотального внедрения в мировую политику норм «двойной морали» — в Брисбене переплюнул самого себя. Хотя после всего произошедшего за последние два десятилетия это, казалось бы, невозможно даже в принципе.

Но нет пределов «совершенству»! Устраивая кажущуюся им самим весьма выразительной «обструкцию» российскому президенту Владимиру Путину, лидеры Запада на самом деле продемонстрировали обескураженным собственным налогоплательщикам, а заодно и всему человечеству крайнюю низость, мерзость и безнравственность своего грехопадения. И всю ублюдочность амбициозных и жалких нравов, царящих в этой части мира, скрывающей за пафосным менторством свое разлагающееся декадентство, как будто списанное со времен упадка своих древнеримских, дохристианских прародителей — от Нерона до Диоклетиана.

Вот лишь краткий и далеко не полный перечень адресованных Путину оскорбительных демаршей:

— демонстративно обставленная процедура встречи российского президента в аэропорту, когда первые лица принимающей стороны, включая британского «колониального» генерал-губернатора Питера Косгроува, на летном поле «не замечали» гостя, «сверхкультурно» и «сверхтактично» повернувшись к нему ж…?;

— хамская выходка канадского премьера Стивена Харпера, плебейски обставившего рукопожатие с Путиным требованием «убраться с Украины». (Из «перестроечного» фильма Марка Захарова «Убить дракона»: «Чего тебе надо? — Слово хочу молвить…»);

— новое сравнение России с лихорадкой Эбола, допущенное упомянутым главарем западного трайба. (Особенно пикантное в свете распространенного в экспертных кругах мнения, что эпидемия является делом рук самого алчущего снижения численности населения Запада, который контролирует ее страны-источники, официально включенные в систему постконфликтного урегулирования Комиссии ООН по миростроительству );

— по-индюшачьи высокомерная реплика разбросавшего «пальцы веером» британского премьера Дэвида Кэмерона — насчет того, что «если мы и дальше будем замечать на Украине российских военнослужащих и бронетехнику…» то типа «будут последствия». Анекдот, да и только! По форме, да и по содержанию очень напоминает сюжет из «Тимура и его команды» детского писателя Аркадия Гайдара, когда ворующие яблоки дачные хулиганы устраивают коллективную читку ультиматума пионеров, а один из них, «бритоголовый Лешка», выдает каждому изложенному в нем требованию сакраментальный подростковый комментарий: «Бить будут!»;

— место «с краю строя», отведенное Путину организаторами официального фотографирования, возжелавшими, видимо, его тем самым унизить, но если кого и унизившими, то только самих себя. Трудно ведь представить, что «Табаки Эббот», конечно же, мнящий себя если не Шерханом, то по крайней мере Акелой, принимает подобные решения самостоятельно, а не по «свистку сверху»: он ведь «недоанглосакс-абориген», то есть «второй сорт»; куда ему до «коренных англосаксов-лордов» — Обамы и Кэмерона, выступающих в более высокой весовой категории? (Да простят меня настоящие лорды!);

— размещение организаторами российского президента за фактически пустым столом ланча в первый день саммита, должное, видимо, по их замыслам, подчеркнуть мифологическую «российскую изоляцию» и т.д.

Чтобы завершить обобщения «первобытно-зоологического» уровня бытовой, общей и политической культуры современного Запада, точнее того, что от нее осталось и дожило до XXI века, приведем популярное видео из YouTube. Представляется, что оно, начиная с заголовка и кончая завершающими кадрами, как нельзя лучше отражает происходившее на саммите.

Если подвести краткий итог этому сюжету, то причиной подобных, по дедушке Крылову, мартышечьих «ужимок и прыжков» «элиты» западного трайба служит не только катастрофический дефицит культуры, но и ощущение собственной слабости и военно-стратегической неполноценности. А отнюдь не Украина. И не увесистый пинок, полученный Обамой от собственного электората. И тем более не мораль — она им вообще по барабану!

По свидетельству полковника Владимира Литвиненко, «сделав в 90-х годах ставку на стратегию глобального неядерного удара в сочетании с форсированным ядерным разоружением, последней попыткой „продавить“ которое был февральский российско-американский саммит 2005 года в Братиславе, и поставив в центр этой стратегии российские же технологии, выторгованные у Ельцина за поддержку расстрела Дома Советов, США и НАТО крупно просчитались. Москва давлению не поддалась, и „номер“, который казался вполне реальным, в итоге „не прокатил“. Беда для Запада, однако, оказалась в том, что его „вера в Ельцина“ и его коллаборационизм оказалась настолько безграничной, что соответствующие решения к тому времени были уже приняты и запущены, а разработка новых ядерных вооружений и средств их доставки — по сути остановлена».

«Самое новое, что осталось в результате у США в знаменитой триаде стратегических ядерных сил (СЯС), — продолжает В. Литвиненко, — это ракеты морского базирования „Трайдент-2-Д5“ производства 1980-х годов, которые стоят на атомных подводных лодках (ПЛАРБ) системы „Огайо“ еще 1970-х годов спуска на воду. Таких лодок в строю не более 14 шт. Находящиеся до сих пор на боевом дежурстве межконтинентальные баллистические ракеты (МБР) „Минитмэн“ и „Минитмэн-3“, — по его словам, — вообще производства 1960-х годов. Если верить данным, находящимся в открытом доступе, то сегодня на боевом дежурстве их не более 450 шт. Считавшаяся же в 1980-х годах перспективной тяжелая МБР „MX“ была снята с вооружения и перепрофилирована в гражданский носитель из-за серии катастрофических аварий на старте».

«Что касается стратегической (в российской номенклатуре — дальней) бомбардировочной авиации, то она у американцев еще в худшем загоне, — свидетельствует В. Литвиненко. — Новейшие „Стелсы“ — B-1 и B-2 — являются не ракетоносными, а бомбонесущими и не могут работать вне зон ПВО противника, что делает их весьма уязвимыми для российских комплексов С-300 и С-400, а в перспективе и С-500. В Югославии их сбивали и более древние модели советских комплексов ПВО. А модернизированных ракетоносцев B-52 1950-х годов выпуска в строю осталось лишь 44 единицы, и они безнадежно устарели и физически, и морально. Последний покинул сборочный цех в 1962 году. Их эксплуатация предполагается до 2030 года, но сколько из них реально доживет до этого срока, предположить трудно. Разумеется, нельзя считать США слабым противником. Это было бы серьезным и весьма опасным заблуждением. Это по-прежнему самые большие в мире сухопутные силы, мощный флот. Не стоит сбрасывать со счетов и развертывание элементов системы ПРО. Но и переоценивать их реальную военную мощь тоже не стоит. Будь они так сильны, как пытаются показать всему миру, давно попытались бы решить „русский вопрос“ раз и навсегда». Остается дополнить, что попытки исправления ситуации там предпринимаются. Однако развернуть тяжелую, весьма инерционную машину принятия решений, снова перезапустив отложенные научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы (НИОКР), и, главное, получить от них конкретный результат в виде постановки серийной продукции нового поколения «на поток», — вопрос не одного десятилетия. В итоге у США до сих пор нет базовой ракеты не только военного, но и мирного профиля. И все, чем они сегодня сильны в этой сфере, — попытками с помощью бывших советских, а ныне «самостийных» украинских конструкторов и инженеров адаптировать к своим нуждам старые ракетные двигатели российских заводов, например из Самары. «Плодотворность» этих попыток недавно и продемонстрировала на весь мир авария ракеты «Антарес», которую достопочтенная публика имела возможность наблюдать практически в прямом телеэфире. В результате Вашингтону приходится кусать локти, проклиная «творцов» американской стратегии времен распада СССР, занимавшихся вместо совершенствования триады СЯС оральным сексом с молодой практиканткой за занавесочкой Овального кабинета Белого дома. Но «плачем Ярославны», точнее обманутой неверностью супруга Хиллари Клинтон, этому делу не поможешь; вот и остается, не имея стратегической «давилки», создавать в интерьерах Брисбена описанный «дурдом на выезде», чтобы хоть как-то привлечь внимание к своим, крепко траченым молью, персоналиям и амбициям.

Насколько же выше и порядочнее «плинтусного» уровня своих критиканов оказался Путин, который, невзирая на весь этот устроенный ими «шабаш ведьм на Лысой горе», посчитал ниже своего достоинства опускаться до подобных «разборок» и оценил саммит как «конструктивный»! Устроенная им на фоне воскресного ланча остальных участников итоговая пресс-конференция стала образцом корректности и выдержки, которой так любят хвастаться английские аристократы. Те, что, в отличие от «героев» статьи, способны не на словах, а на деле «держать марку».

Да и в содержательном смысле действия главы Российского государства оказались на голову выше Запада. Пока другие лидеры, жуя устрицы, обсуждали перспективы борьбы с лихорадкой Эбола-Обамы, Путин сообщил мировому сообществу, что из Москвы в охваченные эпидемией страны уже вылетел самолет с оборудованием для мобильного госпиталя на 200 коек. И тем самым наглядно продемонстрировал, что пиариться, жевать и говорить — это одно, а ДЕЛАТЬ — совсем другое.

Ну а теперь о «судьбоносных» решениях саммита, представляющих собой еще один «верх». Только уже не отпетого, подзаборного хамства, а махрового цинизма, лицемерия и желания и дальше безответственно и безнаказанно выдавать черное за белое и наоборот, запудривая мозги общественности, отнюдь, впрочем, уже не наивной и хорошо представляющей, чего от этой публики можно ожидать. Итак, саммит в Брисбене выдал «на-гора» три основных документа, официального оглашения которых Владимир Путин, хорошо знакомый как с их содержанием, так и с декларативностью и необязательностью следования им, дожидаться не стал. Вот они:

Был еще принят ряд документов в сфере энергетики и энергоэффективности, совместных антикоррупционных действий, но главные, раскрывающие суть и смысл стратегии глобальных институтов, пытающихся навязать западные интересы остальному миру, как представляется, — именно эти.

«Программа экономического роста», которой открывается Брисбенский план действий, признает «удручающую вялость» выхода мировой экономики из рецессии и призывает тушить пожар бензином — «единым подходом», то есть глобальной унификацией, включающей «меры политики в области инвестиций, конкуренции, торговли и занятости, а также макроэкономической политики».

Пять взаимосвязанных сфер, среди которых приоритет отдается инвестициям; их предлагается направлять прежде всего в инфраструктуру и при этом отдать на откуп «частному сектору». «Признавая важность инвестиций для стимулирования спроса, а также повышения производительности экономики и темпов ее роста, сегодня мы официально утверждаем „Глобальную инфраструктурную инициативу“ (ГИИ) — рассчитанную на много лет программу по поддержке государственных и частных инвестиций в высококачественную инфраструктуру», — высокопарно провозглашают хозяева и организаторы саммита от имени всех его участников в Брисбенском плане действий. ГИИ, — продолжается в этом документе, — «создаст условия, способствующие более высокому уровню инвестиций, особенно в высококачественную инфраструктуру и малые и средние предприятия».

Итак, в сказанном четыре «кита»: инвестиции, частный сектор, инфраструктура, малые и средние предприятия. Почему это так волнует заправил «двадцатки»?

Напомним, что «Группа двадцати», созданная в 1999 году в «спящем» формате глав минфинов и центробанков, представляет собой расширенный вариант «Группы десяти». Это — пул учредителей и членов совета директоров базельского Банка международных расчетов. С помощью «независимых от правительств» ЦБ он подчиняет финансовую политику государств — членов Базельского клуба интересам глобальной олигархии. И делает это в полном соответствии с заветом основателя династии Ротшильдов Меира Амшеля: «Дайте мне печатать деньги, и мне наплевать, кто заседает в правительстве!» (Россия входит в этот клуб с 10 февраля 1996 г., с давосского форума, на котором под выборы вечно пьяного и больного Ельцина была оформлена пресловутая «семибанкирщина»).

Все в «междусобойчике» этих «китов» очень просто. Частные инвестиции в инфраструктуру предназначены для ее переподчинения от государств частным инвесторам, тесно связанным с глобальным олигархическим бизнесом, и уменьшения тем самым роли государства, вплоть до полного выведения систем жизнеобеспечения из-под национального контроля в частный сектор. И превращения их в инструмент внешнего контроля по хорошо известному принципу «не будут брать (слушаться) — отключим газ!». «Многие государства-члены (»двадцатки”. — Авт.)… используют государственно-частные партнерства для повышения эффективности инвестиций в своих странах и уменьшения непосредственного бремени финансирования, ложащегося на государство…” — иллюстрируют правоту приведенного авторского вывода создатели Брисбенского плана.

То же самое и с малыми и средними предприятиями. Компрадорским в развивающихся странах является в основном крупный, олигархический бизнес, сплошняком ориентированный на своих «партнеров» на Западе и их корпоративные интересы и составляющий потому стержень пресловутой пятой колонны. Саммитом в Брисбене ставится задача вовлечения в орбиту олигархического влияния и, соответственно, в пятую колонну уже и потенциально государственнического, национального предпринимательства — малого и среднего. Для этого предлагается в дополнение к собственным частным инвесторам поощрять еще и иностранных, а также давить любое государственное регулирование, которое приравнивается к протекционизму, на борьбу с которым разом мобилизуются все основные глобальные экономические институты. Под предлогом «развития конкуренции» организуются и поддерживаются олигархические монополии, ибо без государственного протекционизма, в условиях полностью «открытых рынков», за которые ратуют авторы документов саммита, национальный бизнес никогда не устоит перед натиском глобально-олигархических ТНК.

Вот как выглядит эта «подкупающая своей новизной и оригинальностью» идея в документах брисбенского саммита. «…Необходимы дальнейшие меры по уменьшению барьеров для прямых иностранных инвестиций, направлению средств (иностранных и частных инвесторов. — Авт.) на социальную инфраструктуру и совершенствованию (в пользу частников и иностранных ТНК. — Авт.) осуществляемого государственным сектором управления инвестициями… Мы признаем, что конкуренции может препятствовать ненужное регулирование, которое создает барьеры для вхождения в отрасли (!) или ограничивает возможности для конкуренции между компаниями…